У лампы - Музей русского импрессионизма
ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ
Размер шрифта
Цветовая схема
Изображение
Межбуквенный интервал
Межстрочный интервал
Шрифт

С 3 по 19 июня музей закрыт на смену экспозиции.
Встречаемся с 20 июня на выставке «Журнал красивой жизни»

 

У лампы, 1907

Юрий Павлович Анненков

Бумага, пастель
75.5X49.3

Представленная в экспозиции работа «У лампы» впечатляет звучностью цвета, усиленной игрой света и тени с обилием красочных рефлексов. Данное произведение свидетельствует о поисках молодого художника, его стремлении преодолеть реалистическую манеру и двигаться к свободной манере письма и яркости импрессионистов.

В 1908 году, после окончания гимназии, Юрий Анненков поступил на юридический факультет Санкт-Петербургского университета. Параллельно с университетскими занятиями он посещал художественную мастерскую Савелия Зейденберга, где познакомился с Марком Шагалом. Спустя годы, в статье о Марке Шагале Анненков напишет: «Пробыв целый год у Зейденберга, мы оба покинули его мастерскую, и лишь тогда Шагал перешёл на короткий срок в школу Льва Бакста. Но первые, типично шагаловские композиции были сделаны им в зейденберговский период: наивно-мистическая фантазия витебского фольклора, корова на крыше избы, скрипач с перевёрнутой головой, букет цветов в облаках... Лев Бакст ничего не изменил в творчестве Марка Шагала и вся честь его художественной формации принадлежит Савелию Зейденбергу».

Осенью 1909 года Юрий Анненков предпринимает попытку поступить в Высшее художественное училище при Императорской академии художеств, которая, к сожалению, оказывается неудачной. Тогда он решает перейти в частную школу-студию художника Яна Ционглинского, чья новаторская система преподавания была в то время хорошо известна, а критики считали его одним из убежденных последователей идей импрессионизма. Как преподаватель Рисовальной школы при Императорском обществе поощрения художеств и Высшем художественном училище при Академии художеств, Ционглинский воспитал ряд интересных художников, среди которых можно назвать Евгения Лансере и Ивана Билибина, Павла Филонова, Михаила Матюшина и Елену Гуро. По воспоминаниям Елены Гуро: «…Быть в мастерской Ционглинского значило быть на грани всех современных знаний и понятий в искусстве, как за границей, так и у нас».

×